Возбуждающее чтиво
vash.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Возбуждающее чтиво


пятница, 3 ноября 2017 г.
Жена и отец Полковник Альфа 14:38:52

После тяжелого трудового дня усталость давала о себе знать, удовлетворить жену в постели мне никак не удавалось. Дежурный семейный секс мне давно приелся и эрекция то и дело куда-то пропадала.
– Давай пофантазируем, – предложил я моей Наташе.
– О чем на этот раз? – заинтригованно спросила она меня.
– Ну, например, тебе нравятся мужчины в возрасте?
– Ну смотря какие:
– Мой батя, например.
– Ты чего совсем с дуба рухнул, извращенец конченный! – взбеленилась Наталья. – Я Михаила Степановича даже представить не могу в такой роли.
– А ты попробуй, – призвал я ее.
– Да ну тебя с твоими фантазиями! – Наталья отвернулась лицом к стене.
– Ну хорошо, – не унимался я, – тебе хотелось бы предстать голой перед другим мужчиной?
– Кстати, было один раз. – Вдруг встрепенулась супруга. – Твой батя меня застал в ванной случайно.
-Так, так. С этого места подробней. – Кровь в моем члене опять заиграла.
– Да ладно, подробней. – Усмехнулась Наталья. – Я не закрыла дверь на шпингалет, а он по ошибке заглянул туда, по-моему, страшно смутился, хотя ничего толком не видел. Я спиной стояла.
– А если б увидел? – не унимался я.
– Не знаю. – Наташа пожала плечами. – Все равно ничего бы такого не было.
– А давай попробуем сделать так. Ты будешь лежать тут голой, как будто сбросила одеяло во сне и притворяться спящей, а я уговорю его прийти посмотреть на тебя.
– Чокнутый ты! – лицо моей жены зарделось краской в тусклом свете ночника и это заводило меня еще больше.
Какое-то время она раздумывала, буквально несколько секунд, потом сказала, сверкнув глазами:
– Ну ладно, раз тебя такие вещи возбуждают, только не долго, а то я засмеяться могу в самый неподходящий момент.
– Какая ты у меня умница! – чмокнул я ее, вставая с кровати. – Я сейчас, мигом. Занимай позицию!
И я пошел на кухню, где в это время мой батя пил чаек, листая газету. Мамаша была в эти дни на даче, поэтому в квартире кроме меня, жены и отца никого не было. Я зашел с нарочито заспанным видом и, взяв с плиты чайник, отхлебнул из носика.
– Ух, горячо! – сказал я, дабы начать разговор, – чего читаем?
– Да так, глупости всякие, – ответил потирая усы мой отец и продемонстрировал мне свежий номер одной бульварной газетенки фривольного содержания.
– Ого! Ну ты ходок! – пошутил я.
– Да уж, седина в бороду, как говориться: – улыбнулся батя мне в ответ.
– Так чего пишут то? – невзначай поинтересовался я.
– Да я тут больше картинки рассматривал. Вон конкурс эротической фотографии.
– Сдались тебе эти фотографии! Живьем посмотреть не хотелось бы.
– Да где уж мне, это ваше дело молодое, а я уже свое отсмотрел. – Усмехнулся старик в усы.
– Не скажи. Наташку мою голой видал хоть раз?
– В ванной разок случайно, да и то мельком.
– А хочешь не мельком?
– Да ты чего несешь! Как такое возможно? Да и не захочет она передо мной стариком...
– А мы ее спрашивать не будем. Она сейчас там на кровати голая совсем спит, пойдем, покажу!
-Да не хорошо это: не красиво как то.– слабо сопротивлялся батя, когда я его тащил в нашу спальню.
Когда мы тихо вошли туда, Наталья лежала на кровати без одеяла, раскинув руки по сторонам, и как будто взаправду спала. Мы с отцом стояли молча и смотрели на ее тело в тусклых лучах ночника.
– Хороша девка! – прошептал батя. – Со вкусом у тебя Серенька все в порядке.
Я посмотрел на округлившиеся глаза моего отца, потом снова на тело жены и сказал в полголоса:
– Глянь, как у нее сиськи торчат.
– Да. – Зачарованно ответил батя.
Тут мне показалось, что груди у Натальи начали набухать от возбуждения. Мне вдруг начало сшибать крышу и я забыл все предостережения моей супруги и, подойдя к ней, потрогал сосок. Так и есть, твердый. Значит, ее тоже заводит эта ситуация, чтоб она там не говорила! Я провел рукой по ее телу, но она не шелохнулась, продолжая притворяться спящей. Это подало мне еще одну идею, и я поманил отца подойти ближе. Он нехотя придвинулся к кровати. Я прижал палец к губам, предупреждая, чтоб он не издавал никаких звуков.
– Серега, пойдем от греха: – пытался он, было, отстраниться, но я взял его руку и положил аккуратно Наташке на грудь. Она не шевелилась и батина мозолистая пятерня стала медленно ласкать мою жену. Наташка видимо думала, что это все еще моя рука и лежала спокойно, лишь прерывисто сопя, а может быть уже догадалась, кто ее лапает, но ей было стыдно разоблачать себя.
Тут батя разошелся не на шутку. Я с интересом наблюдал, как у него отвисла челюсть и лысина покрылась каплями пота. Осмелев, он запустил руку Наташке в промежность и тут же отдернул ее. Его пальцы были мокрыми. Наталья текла.
– Раздевайся! – шепнул я бате на ухо.
Он, было, отрицательно замотал головой, но я резко стянул с него треники вместе с трусами и увидел, что член у него уже в полной боевой, как говориться. Он посмотрел ошалело на свой прибор, потом на меня, потом на Наташку, нервно глотнул воздух и стал снимать майку. Полностью раздевшись и тяжело дыша, он полез на Наталью, сверкая волосатыми ляжками в полутьме.
– Дядя Миша! Сергей! Вы чего – заверещала моя супруга, опомнившись, и попыталась оттолкнуть батю от себя, но он, находясь в исступлении, продолжал наседать. Я решил помочь отцу и, отведя одной рукой Наташкины руки, другой зажал ей рот. В этот момент батя, держа ее за бедра и походу массируя их, всадил свой детородный орган в лоно моей жены. Она что-то замычала глядя на меня бешеным взглядом, но тут же закатила зрачки от оргазма. Усердное пыхтение отца и сладостные стоны моей жены слились для меня в один звук. Я все бросил, скинул трусы и стал надрачивать свой и так уже готовый вот-вот кончить член, глядя как отец обессилено рухнул на распластанное тело моей супруги, а она тоже тяжело дыша, закрыла свое лицо тыльной стороной ладони. Струя моей спермы ударила в ковер, висевшей над кроватью.
Постепенно все начали приходить в себя, батя присел на край нашей постели, потирая рукой лысину, а жена свернулась калачиком, тихо рыдая. Я попытался было ее успокоить, но она отбрыкнулась:
– Уйди! Видеть тебя не могу! Что вы наделали, уроды! Как я теперь твоей маме в глаза смотреть буду!
Но тут она зарыдала еще сильнее и уткнулась мне в калении, я стал нежно гладить ее по голове, целуя в макушку.
– Слышь, Наталья, не серчай, бес меня попутал. – Присоединился ко мне батя, поглаживая мою жену по ягодицам.– Оно всяко в жизни бывает, надо как-то нам дальше жить.
– Да я сама хороша, – заговорила вдруг Наташка утирая слезы. – Поддалась вот этому на его уговоры (она кивнула в мою сторону) "Притворись спящей, притворись спящей". Вот чем это закончилось. Не думала я, что он на такое способен.
После этих слов она повернулась к бате и положила голову ему на плечо, и он слегка обняв ее сказал:
– Не надо, дочка, на него волну гнать. Он мне приятное сделать решил, тобой вот пожертвовал, а я дурак и поддался. Ты у меня сегодня первой была за несколько лет, я со своей уже давно этими делами не балуюсь.
– Правда? – переспросила его моя супруга. – Как же Вы, дядя Миша, без этого обходились? Вы же еще покрепче иных будете.
Тут она бросила надменный взгляд в мою сторону и плавно проведя по толстому животу моего бати положила руку на его член. Их губы слились в поцелуе, затем она опустила голову ему между ног и начала отсасывать. Я не мог поверить своим глазам! Я сам превратил своею жену и отца в любовников.
– Ой Наташка, кудесница! – растаял батя.– а ну ка, ложись, давай, сейчас твоему мужу братика делать будем. – озорно сострил он, располагаясь в объятьях моей супруги, а я продолжал тупо смотреть на все это.
В этот раз отец не смог быстро кончить и дал, что называется задний ход:
– Обожди, дочка, сердце чего-то щемит с непривычки.
– Ой, а мне понравилось с Вами – заулыбалась Наташка, ничуть не стесняясь моего присутствия. – У Вас волосы на груди так ласково мои соски щекочут, а интересно у Сергея с возрастом тоже грудь волосатая будет?
– Может и будет. – Задумчиво сказал батя и посмотрел на меня. – Ну чего замер как статуя, иди, что ль чайку поставь.
Я пошел, ступая ватными ногами на кухню, вскипятил чай, а когда вернулся, то увидел, как моя благоверная уже скачет на бате в позе наездницы, теребя свои груди. Я подошел к ней и стал целовать ее в губы, в шею и везде. Член у меня уже давно стоял. Вдруг жена взяла меня за затылок и, посмотрев в глаза, прошептала томно:
– Ну что Серега, будет тебе братик!
Сказав это, она запустила язык мне в рот и стала бурно кончать вместе с моим батей. Излившись вторично в мою супругу, отец повернулся на бок, а я снял с него Наташку и насадил на свой стоявший колом член.
Заиграл будильник, приглашая меня вставать на работу. Проснувшись, я увидел, что мы так и проспали втроем всю ночь в одной постели. Поднявшись, я оставил свою жену лежащей на груди моего отца и пошел умываться.
Весь день прошел у меня как в тумане на фоне того, что случилось ночью. Вернувшись вечером домой, я увидел отца, задумчиво сидевшего за шахматной доской на кухне.
– Привет, а где Наташка? – спросил я у него.
– А, ты уже вернулся? – сказал, он как бы очнувшись, – а я тут задачку шахматную решаю.
– Так где Наташка? – повторил я не терпеливо вопрос.
– Наташка… – протяжно ответил батя. – Понимаешь, тут Петрович зашел, стали с ним в шахматы на интерес резаться: ну я ее и продул.
– То есть как? – опешил я.
– Да вот так! – криво улыбнулся отец, – Да ты не боись, он же к себе ее домой не потащит, там у него старуха его, внуки. Здесь они в вашей спальне.
Я ринулся к заветной двери и, приоткрыв ее узрел следующую картину: в ворохе разбросанной одежды моя Наташа стоит обнаженной на четвереньках посреди кровати, а голый сухощавый старик энергично долбит ее сзади, тиская за грудь и бедра, тряся бородой и при этом приговаривая:
– Наташенька: милая: будьте только моей.
– Да! – хрипло стоная, отвечала моя супруга, делая встречные движения задом.
Я закрыл дверь спальни.


Категории: Измена, Снохачество, Старики, Куколд
Прoкoммeнтировaть
Всё ради ребёнка Полковник Альфа 14:36:20

Жена одела свежие трусики и стояла красилась в ванной. Я смотрел на её стройные ножки, её аккуратную попку, её длинные темные волосы и думал, как я её люблю. Что только не сделаешь ради того, чтобы жена была счастлива!
Мы с Леной давно хотели завести ребёнка, но вот как-то не получалось. После похода к врачу, наши опасения подтвердились. У меня была проблемная сперма. Количество активных сперматозоидов в процентном соотношении было слишком мало, чтобы беспрепятственно забеременеть моей жене. Шанс был, но невелик. Но после 7-летнего брака жена уже «лезла на стену» и требовала ребёнка.
Мы рассматривали разные варианты. Какое-то время пытались еще, потом уже хотели брать ребёнка из детского дома, но вот после многочисленных раздумий решили упростить процедуру. Жена очень хотела ребёнка, а я знал, кто может в этом помочь. Мой знакомый Алекс — красивый и спортивный парень. Вы уже догадались, о чём речь?!
Смысл был в том, чтобы Алекс обрюхатил мою жену. Кто-то скажет — зачем мне чужой ребёнок?! Ну как это чужой?! У него будет родная мать — моя жена, а мне достаточно того, что я буду растить ребёнка моей любимой и, конечно, буду его отцом, пусть и не биологическим, если уж природа так со мной распорядилась. Жена сначала восприняла всё в штыки — как это её будет лапать чужой мужчина! Но время шло, а ребёнка всё нет. Спустя пару месяцев Лена сама начала активно продвигать эту тему.
Вот сейчас жена стояла и красилась для Алекса. Он должен был прийти первый раз к нам именно сегодня.
— Я так волнуюсь, любимый, — лепетала весь день моя супруга.
— Перестань, Алекс — хороший парень, всё будет нормально, — сказал я, а сам переживал не меньше неё.
— Ты точно ему всё объяснил? — сказала она.
— Конечно. Никаких извращений, только классика. Наша цель — ребёнок, — я улыбнулся, а на душе было неспокойно.
— Дима, я так люблю тебя, моя мечта наконец-то сбудется, — жена и радовалась, и волновалась, — ууууу, ну что же меня так трясёт, я волнуюсь как дура, — говорила она.
Раздался звонок.
— О, боже, а я еще голая, всё, побежала, — жена упорхнула в спальню, а я подошел к двери. Это был он. Я открыл дверь.
— Привет, — сказал я Алексу и пригласил его в квартиру.
— Здорова, — Алекс разделся и прошел в коридор.
— Вот здесь руки помой, — показал я ему ванную, — ты же всё помнишь, о чём мы договаривались? — уточнил я.
— Да, не переживай, всё будет пучком, — он помыл руки и направился в спальню.
Я открыл дверь, на кровати сидела моя красавица в лёгком платьице и смотрела на нас. Она нервно двигала ступнями своих стройных ножек. Я сел на кресло. Да, да, я планировал наблюдать. Ну, мало ли что! А вдруг Алекс увлечётся или моей жене что-то не понравится.
Наш гость снял рубашку и штаны, потом спустил трусы. Из них выпал приличного размера член, учитывая, что эрекции еще не было. Лена открыла широко глаза и немного застеснялась, её взгляд упал куда-то в сторону. Алекс сел рядом на кровать.
— А ты тут будешь? — спросил он меня.
— Да, а есть проблемы? — уточнил я.
— Мне всё равно, как знаешь, — сказал он и подтянул к себе мою жену. Он начал её целовать, а жена сидела как вкопанная. Прошло пару минут, а член всё не вставал.
— Лена, ну помоги как-то, — попросил он её.
Она вытаращилась на меня, потом на его член. Потом взяла его рукой и начала теребить. Алекс снял бретельки платья и перед нами оголились небольшие груди моей стройной красавицы. Алекс принялся жадно их целовать. Жена продолжала двигать шкурку на его члене. Член начал подавать признаки жизни и расти в руках Лены. Через пять минут он стоял по стойке смирно, а жена к тому времени сидела без платья, в одних трусиках. Алекс поднял её и быстро стянул их. Он дотронулся ладошкой до её влагалища.
— Сухо, — сказал он, — нужно исправить.
После этих слов он вставил палец во влагалище жены и начал им интенсивно двигать. У него всё происходило как-то быстро и по четкому плану, как у робота. Жена не знала как себя вести, тем более, что я сидел рядом. Он расставил её ноги и опустился на колени. Его голова оказалась между ног Лены. Второй рукой он держал жену за попу. Через пару минут я увидел, как жена немного прикрыла глаза, видимо это начало доставлять ей удовольствие. Она еще сильнее расставила ноги и продолжала поглядывать на Алекса. Он стал дрочить её пальцем еще сильнее. Вдруг я заметил, что жена слегка двигает талией прямо по направлению к его руке. Не знаю почему, но возбуждение жены передалось и мне. «Только этого сейчас не хватало», — подумал я, почувствовав, как мой член начинает оживать. Через несколько минут он закончил и положил жену на кровать. Он быстро вставил свой член в уже мокрую вагину и начал фрикции. Жена лежала молча и смотрела на меня. Через десять минут колебаний, он закончил и вытянул его. Я поднялся и увидел, что сперма вытекает из вагины моей Лены.
— Я всё, — Алекс быстро оделся и вышел в коридор.
Я проводил гостя, а сам вернулся к Лене.
— Ну что, все хорошо? — спросил я жену.
— Да, милый, я так счастлива, что всё позади, теперь у нас будет маленький! — жена так это говорила, будто бы ей об этом только что сказал сам врач.
***
Прошли две недели и мы поехали к врачу. Результат оказался отрицательным.
— Пробуйте еще, — сказал врач и развел руками.
Жена переживала всю дорогу.
— Дорогой, — обратилась ко мне жена вечером этого же дня, — я тут подумала и составила график таких дней, когда шанс забеременеть очень благоприятный. Давай попробуем в эти дни... попробую я... с Алексом, — замялась жена и покрылась румяной.
Я тяжело вздохнул и согласился. Уже на следующий день к нам снова пришел Алекс.
Он прошел в спальню, где сидела Лена в том же платье и в той же позе.
— Раздевайся, — сказал он без церемоний моей жене, она немного опешила, но платье сняла. Мне показалось, что сегодня Алекс был немного без настроения. Он сам быстро разделся и сел рядом с женой на кровать. Лена сразу начала дрочить ему член, а он целовать её шею. Но член не встал и через пять минут.
— Слушай, ну ты пососи его, что ли, — сказал спокойно Алекс. Лена посмотрела на меня в шоке, не зная, что делать дальше, — нет, ну мне нужно возбудиться как следует, я так привык, — сказал он.
— Никаких пососи, — сказал недовольно я.
— Димон, ну извини, я так не смогу, мне тоже нужно расслабиться, — заявил Алекс. Он отодвинул в сторону руки жены и пошел за вещами, — вы же ребёнка хотите?! — спросил вдруг он, — а если я не расслаблюсь, то мы здесь зря стараемся, — добавил он.
— Дима, — жена жалобно посмотрела на меня, — это же ради ребенка, — Лена смотрела на меня и на Алекса.
Я замешкался.
— Ладно, давай, — сказал я, но в душе кошки скребли. Жена улыбнулась и одновременно насторожилась.
— Вот так бы и раньше, — с улыбкой заявил Алекс, взял свой член и подошел к жене, — тебе удобнее будет на коленях, — сказал он ей.
Жена посмотрела на меня, немного покраснела, встала с кровати и села на колени перед членом Алекса. Он подошел вплотную к жене, и Лена открыла рот. Алекс начал водить головкой по губам жены, сначала медленно, потом сильнее. Я видел, как его член вытирает помаду на губах моей любимой. Потом Алекс вставил свой инструмент в рот моей супруги.
— Вот таааак, мммм, — замычал он.
Лена начала посасывать его агрегат своими губками. Я видел, как головка пропадает где-то у неё за щекой, а потом появляется вся блестящая от слюней моей супруги.
— Полижи яички, — вдруг сказал Алекс.
Жена даже не посмотрела на меня, а сразу вытянула его писюн изо рта и приподняла его выше. А затем принялась лизать его волосатые яйца.
— О даааа, ммм, — мычал Алекс, — будет вам ребенок, — сказал он, — кого хотите мальчика или девочку? — спросил он, глядя на мою жену.
— Девочку, — ответила она и продолжила вылизывать волосы на мошонке. Вдруг остановилась и что-то достала изо рта, наверное, волосинка....
«Неудивительно, с такими зарослями как у него» — подумал я. Лена выбросила её и продолжила сосать.
— Возьми их в рот, — сказа жене Алекс. Жена покорно еще сильнее открыла рот и начала глубоко засасывать его хозяйство.
— Ммммммм, — снова замычал Алекс, — с такой красавицей у вас и девочка будет красавицей, — заявил Алекс.
Лена, не прерывая занятия по облизыванию мошонки гостя, сказала:
— Спасибо, — и улыбнулась.
— Когда она вырастит, обязательно её научи также лизать яйца. Муж будет доволен, — ухмыльнулся Алекс и посмотрел на меня.
— Тебе правда нравится? — спросила жена и вся покраснела.
— Правда, — ответил Алекс.
После этих слов жена еще активнее начала вылизывать его мошонку и причмокивать. Она ни разу не посмотрела на мою реакцию. Мне не очень-то понравилось, что моя любимая принялась ласкать его мошонку, не посоветовавшись со мной, но я понимал, что она очень хотела ребёнка и была готова даже на это.
Немного отвлекусь, чтобы сказать пару слов о наших сексуальных отношениях с Леной.
Секс с женой меня в общем устраивал. Это был и минет и различные всевозможные позы. Но вот так, как сейчас Лена лизала ему яйца, мне она так не делала никогда. Кроме этого, в список табу входил анальный секс. И еще — она никогда не позволяла кончать ей на лицо. Один раз я случайно попал на её щеку, и она дулась на меня весь вечер. С тех пор я был достаточно аккуратным.
Продолжим.
Член Алекса уже стоял как кол. Он взял жену за руку и поднял её. Лена стояла ко мне спиной, и я отчетливо видел, как на одной из ног блестели капельки выделений из её влагалища. «Он даже не дотрагивался до её писи, а она уже течёт». Я был очень удивлен. Получается, что ей нравится это всё. Я не мог поверить.
Жена легла на кровать. Алекс бросился на неё и вставил свой горячий член. Через минут десять весь процесс подошел к концу. Жена лежала с растопыренными ногами, а по центру, из вагины, белела сперма Алекса. Он наклонился к жене и что-то шепнул ей на ухо. Жена утвердительно помахала головой.
Я проводил гостя и пришел в спальню к жене.
— Теперь ты и яйца ему сосёшь, это точно ты? — спросил я, — та, которая просила меня без всяких извращений.
— Димочка, я же думаю о результате, разве ты не понимаешь, — говорила она, а у самой глаза блестели. Она лежала с расставленными ногами. Её короткие волосики на вагине были все в белой вязкой жидкости.
Жена посмотрела на меня.
— Если хочешь, давай закончим всё это... — сказала вдруг она, а сама опустила голову.
Я смотрел на неё. Мне всегда было очень неприятно, когда моя Лена грустит. И чтобы она была счастлива, я был готов на всё.
— Ладно, проехали, — сказал я.
— Спасибо, спасибо... я люблю тебя, — сказала она и потянулась ко мне.
Мы слились в поцелуе. Я почувствовал какой-то запах. «Чёрт, это же запах мошонки Алекса», — вдруг осенило меня. Я резко отстранился от жены.
— Дорогая, иди умойся, — сказал я.
— Ой, извини, — хитро улыбнулась жена, — сейчас отдохну еще немного и пойду.
***
За десять минут до следующего прихода Алекса жена стояла в спальне и готовилась.
Я заглянул и увидел, что Лена натягивает светлые тонкие чулки.
— Что ты делаешь? — спросил я её.
— Дорогой, Алекс попросил, чтобы я одела чулки. Он говорит, что это еще больше расслабит его, — говорила как ни в чем не бывало жена, а сама покраснела как помидор.
— А встречать голой его у порога, он тебе не говорил? — возмутился я.
— Любимый, ну это всё ради ребёнка, ты же знаешь... — сказала деловито жена, натягивая трусики на свою симпатичную попку. Затем она села на кровать.
— А платье? — спросил я.
— А какой смысл?! — спросила меня жена, — все равно потом снимать, — она немного улыбнулась и забросила ногу за ногу.
Она достала косметичку, взяла помаду и принялась подкрашивать губы. «А какой смысл», — подумал я. «Он же сейчас тебе её сотрёт своим хером».
Через несколько минут пришел Алекс. Он зашел в спальню и, увидев голую жену, заявил:
— Ооо, моя крошка меня уже ждёт.
Жена немного застеснялась и попыталась улыбнуться. Он сразу снял штаны и подставил член к сидящей на кровати жене. Она посмотрела в его глаза и покорно открыла рот. Член погрузился в красивый ротик моей супруги.
— О даааа, моя сосочка, — начал пошлить Алекс, — как у тебя дела? — спросил он жену.
— Хорошо, — она достала член, чтобы ответить и снова принялась сосать.
— Отлично, — он взял её за голову и принялся насаживать её на свой стоячий член
Он делал это настолько быстро, что жена чуть ли не задыхалась и булькала где-то там за его пахом. Это продолжалось несколько минут без перерыва. Затем Алекс вытянул член. Глаза жены были в слезах, тушь совсем чуть-чуть потекла, помады на губах уже почти не было. Он продолжал держать её за голову и смотреть на неё. Затем он направил лицо моей любимой к своей мошонке. Лена начала жадно сосать её.
— Даааа, мммм, — замычал Алекс, — вот так, моя девочка.
Лена только мычала и за все время лишь пару раз покосилась в мою сторону.
Алекс резко поднял её и наклонил, чтобы она руками облокотилась на кровать, а своей попкой — к нему.
Передо мной открылся прекрасный вид: стройные ножки супруги, мокрая промежность, струйки выделений уже были на чулках. Жена снова потекла, как сучка. Алекс этот вид тоже оценил и сразу вставил в её мокрую вагину свой член. Он начал резко таранить её сзади.
— Аааамммм, — вскрикнула жена.
— Вот так, моя красавица, — говорил тихо Алекс, — видишь, как стоит на тебя.
— Уууууууу, — завопила жена с дрожью в голосе.
— На, получи,... хм... хм... хм... хм... , — он продолжал толкать жену сзади что есть сил.
— Мммммммммммм, ааааааа, ммммм, — жена стонала.
Еще несколько минут и в комнате раздался рёв и стон Алекса:
— Гррр, ооооуу,... получай, сука, — вдруг заругался он. Мне это очень не понравилось.
— Ааааааааа, — заорала жена.
Алекс кончал в неё. Еще через минуту он вытащил свой член, а жена продолжила стоять в этой же позе — попой ко мне. Сперма начала капать на пол и стекать по чулкам.
— Я всё, — сказал Алекс и принялся сразу натягивать штаны.
— Спасибо тебе, Лёша — вдруг сказала жена, продолжая стоять в этой же позе.
«Жена поблагодарила Алекса за то, что он её трахнул», — подумал я.
— Обращайтесь, — ответил он с ухмылкой и похлопал ладошкой по её аппетитной попе.
Я проводил Алекса и вернулся к жене. Она уже сидела на кровати.
— Милый, я чувствую, что скоро всё получится, — начала говорить жена.
А я смотрел на её потёкшую тушь на глазах, её размазанную помаду на губах, её разтраханное влагалище.
— Всё будет так, как мы мечтали, — добавила она.
Затем Лена встала и подошла ко мне. Я снова почувствовал от неё этот запах Алекса. Жена обняла меня, поцеловала и пошла в сторону ванной, а сперма всё капала из её промежности.
***
Секса в эти дни у нас с женой не было, но я же мужчина и с каждым днём мне хотелось её все больше и больше. Лена списывала всё на то, что сейчас у неё все дни расписаны и не должно быть никаких изменений в графике.
В один их дней я зашел в ванную. В душевой кабинке жена принимала душ.
— Дорогой, поставь пенку, — попросила жена и протянула мне пену для бритья. Я поставил её в шкафчик. «Наверное, бреет ноги», — я решил приоткрыть дверь и посмотреть на свою красавицу.
Я резко дернул дверцу душевой кабинки. Жена держала бритву в районе лобка, слегка наклонив голову и расставив ноги. Она брила у себя между ног.
— Что это ты делаешь? — спросил я свою супругу.
— Ой, — вдруг вскрикнула жена, — Диииима, закрой дверцу, — жена заулыбалась и попыталась закрыться.
— Ты ответь сначала? — настаивал я, а сам держал дверцу рукой. Жена инстинктивно прикрыла свою промежность.
Лена посмотрела на меня и, выдержав небольшую паузу, начала объяснять....
— Алекс сказал, что ему не очень приятно, когда есть волосы у женщины... там. Он попросил меня убрать всё лишнее, — сказала жена, — он говорит, что когда он чувствует мои волосики, то это недостаточно его расслабляет, — добавила она и улыбнулась. Лицо её покрылось краской. Она снова принялась закрывать дверь.
— А не жирно он хочет? — возмутился я.
— Любимый, это же всё только ради нашего будущего ребёнка... Разве ты не хочешь услышать в квартире детский смех?! — спросила меня жена, — ... убери руку, — попросила с улыбкой моя супруга и взглядом показала на мою руку, которая держала дверцу душевой.
— Не уберу, — сказал строго я.
— Ну, как знаешь, — ответила она.
Лена расставила ноги, взяла бритву и начала аккуратно выбривать свои волосики, которые уже были все в пене.
— Ты извращенец... подглядываешь в душе за женой, — шутя, сказала жена.
— А то, что он ругается при тебе, ты тоже спокойно воспринимаешь? — продолжил я разговор.
— Ой, это такая ерунда... — говорила жена, а сама была вся сосредоточена на процессе очищения своей писи, — во время секса многие ругаются, это естественно, — невозмутимо продолжила она.
Я стоял и смотрел на свою голую супругу, которая сбривала на лобке и вагине волосики не ради меня, своего любимого мужа, а ради чужого человека, который её, видите ли, попросил.
Лена сбросила последнюю пенку с бритвы и душем смыла всё, что осталось у неё между ног.
— Ну как я тебе? — спросила она меня и подняла одну ногу вверх, чтобы я лучше рассмотрел.
Вместо ответа я протянул руку и начал гладить её там.
— О, нет. Ты же знаешь, сегодня приходит Алекс, — сказала жена и убрала мою руку, — дорогой, ну потерпи, уже осталось совсем чуть-чуть, — сказала она и закрыла дверцу.
***
Этим вечером моя любимая красавица жена снова сидела голая на кровати, в одних чулках. Между ног у неё теперь было чисто, как у девочки. Вскоре пришел и Алекс. Спустя мгновение он уже сидел рядом с моей супругой.
— Иди ко мне, — он позвал её, а сам лёг на спину.
Жена как сучка подсочила к своему кобелю и залезла сверху на него.
— Оооо, ты побрилась?! — спросил он её.
— Ну ты же просил, — жена улыбнулась и принялась елозить своей промежностью по еще лежачему члену Алекса. Я не видел всех эмоций супруги, но, как она сама двигает своей попкой, не заметить было сложно.
— Молодец, хорошая девочка, — сказал Алекс, а сам начал рукой теребить её между ног.
— Оууу, — заныла жена и немного засмеялась.
— Нравится? — спросил её Алекс.
— Да, — ответила она и покосилась на меня с блеском в глазах, потом снова на Алекса.
Я сидел в стороне и за несколько секунд мой член встал как кол. Учитывая, что секса с женой не было недели две, я хотел её. А при виде таких сцен — хотел еще больше.
— Ты вся мокрая, ждала меня? — спросил Алекс. Жена в ответ улыбнулась.
Алекс резко взялся за талию Лены и насадил её на свой стоячий хер. Он начал трахать её и всё время смотрел в её глаза.
— Вот так, моя сучка, — говорил тихо он.
— Ммммм, — мычала жена.
— Послушная девочка, — продолжал он.
— Мммммм, — ныла Лена от возбуждения.
Он перевернул жену раком на кровати, а сам залез сверху и принялся таранить её сзади.
— Вот тааак, — продолжил говорить Алекс и шлёпнул мою супругу по заднице.
— Ой, — вдруг вскрикнула она.
Алекс трахал жену, а она всё время стонала. Жена уже была полностью раскрепощена. Она вела себя с Алексом, как со мной, а в некоторых ситуациях, еще более раскованно.
— Чувствую, скоро ты залетишь, — сказал вдруг Алекс.
— Даааа, — застонала жена, — слышишь дорого-о-ой, — сквозь толчки обратилась она ко мне, — у нас скоро будет девоо-о-о-чка... ммммм, — застонала жена.
Мне порядком надоело на всё это смотреть. У меня словно сорвало крышу. Я достал свой член, обошел эту парочку, быстро залез на кровать и попытался вставить его в рот своей любимой жёнушки.
— Что ты де-е-е-л-а-а-ешь? — спросила меня жена дрожащим, от постоянных толчков Алекса, голосом.
— Хочу тебя тоже, — сказал я и подвинулся еще ближе.
Жена рукой показала Алексу, чтобы он притормозил.
— Дорогой, нет,... мы вообще-то тут делом занимаемся, а не развлечением, — сказала жестко жена с каким-то акцентом, — ты что не видишь? — говорила она, пока Алекс мял её соски, а у самой все ноги были в каплях от её же соков. Алекс продолжил толчки.
— Лена, у меня две недели секса не было, думаешь, я могу спокойно на это всё смотреть?! — сказал я.
— Ну так выйди, если не можешь — вдруг заявила жена и посмотрела на меня, — тебя кто-то заставляе... ай, — вскрикнула она, когда Алекс резко её толкнул своим пенисом.
— Крошка моя, — вдруг встрял в диалог Алекс, — тебя же просит муж, помоги ему.
Жена посмотрела на него, потом на меня. Она снова закрыла глаза от удовольствия. После небольшой паузы, я подвинулся ближе. Лена открыла глаза, взяла в рот мой член и принялась его сосать, пока Алекс трахал её сзади.
— Ммммм, — мычала жена.
Алекс смотрел на то, как моя супруга сосёт у меня и увеличил темп. Он трахал уже её как последнюю шалаву, держа за волосы одной рукой и за её грудь — второй. В комнате раздавались постоянные хлюпающие звуки. Жена текла, как сучка. Лена мой член почти не сосала, а больше держала его во рту. Толчки Алекса были слишком сильными и ей просто неудобно было это делать. Вдруг Алекс зарычал и начал кончать.
— О дааа, аааа, грр, — завопил он.
— Аааамммм, — в ответ заныла жены и выплюнула мой член.
Через минуту Алекс слез с жены. Лена упала на спину, её глаза горели, между ног было мокро, сперма была по всюду на кровати. Алекс оделся и вышел.
— Дорогая, помоги и мне закончить? — спросил я.
— Уууу, ты мой бедненький, — она взяла рукой мой член и принялась дрочить его.
Я лапал её мокрые груди, потом опустился ниже — она вся была мокрой — это была смесь её выделений и спермы нашего гостя.
— Как думаешь, дорогой, Лёша достаточно расслаблен, чтобы у нас всё получилось?! — спросила вдруг она меня, а потом сама же и ответила на свой вопрос, — мне кажется, всё получится, он знает своё дело.
Жена смотрела куда-то на потолок и гоняла шкурку на моём члене. Через несколько минут струя из моего пениса выстрелила на кровать. Жена предварительно повернула его в сторону.
— Ты что, уже стесняешься моей спермы? — спросил я жену.
— Дорогой, ну ты что... я как-то не подумала, — сказала жена, даже не посмотрев на меня.
***
Анализы были неутешительными.
Врач проанализировал график жены и пришел к выводу, что секс должен был быть ранним утром, часов в 6. «Это особенности организма и именно в это время шанс забеременеть намного выше», — говорил он. «И еще — важно максимально расслабиться. Любой стресс будет мешать зачатию!».
Мы ехали домой в такси и молчали.
— Любимый, — жена первой начала дома разговор, — в 6 это так рано, — сказала она.
— Еще бы, рано, — подтвердил я.
— Давай Алекс будет приходить на ночь и оставаться у нас, а утром мы выполним всю эту процедуру, — сказала наивно жена и посмотрела на меня.
«Процедуру», — думал я. «Вот как она называет то, чем они занимаются. Невероятно».
— Ты с ума сошла? — спросил я.
— Дорогой, ну а как быть?! Ты представляешь что такое — прийти к 6 утра. Это ему проснутся нужно рано, одеться, доехать сюда. Я должна привести себя в порядок. Это неудобно, — говорила жена.
— А о моём удобстве ты подумала? — снова спросил я.
— Это всего на пару недель. А ты поспи в соседней спальне... Я прошу тебя, ради ребёнка, — жена умоляюще смотрела на меня.
Я был в шоке, но выбора не было. Мы и так зашли слишком далеко, чтобы все бросить на полпути. Было решено. Алекс согласился приходить к нам каждый день к 11 часам и оставаться на ночь.
***
На следующий день жена приготовилась, постелила постель в нашей спальне и ждала Алекса. Он пришел вечером. Жена стояла в трусиках и ночнушке на пороге вместе со мной. Алекс зашел и поцеловал жену в губы. Меня это задело, но я молчал. Они пошли в сторону спальни.
— Любимый, — обратилась ко мне жена, — я тебе там постелила. Спокойной ночи!
— Спокойной ночи, — сказал я и направился в маленькую спальню, которая была напротив нашей.
Я лежал и не мог заснуть. В голове было много мыслей. «Чем они там занимаются? Просто лежат?! Что-то я сомневаюсь». Спустя некоторое время послышались шорохи в соседней спальне и тихий разговор. Потом смех жены. Спустя еще минут десять я услышал негромкие её стоны. Затем всё стихло и снова голоса. Я вышел из спальни и подошел вплотную к их двери.

— ... думаешь? — спрашивала о чем-то Лена своего любовника.
— Гарантирую, — отвечал он.
— ... ахаха, — вдруг засмеялась она, — ну тише, перестань, — продолжила она. Потом послышались тихие стоны.
— Сюда не нужно, дай мне, — заговорила жена.
— Уммм, — замычал Алекс.
Потом снова всё стихло и был слышен лишь какой-то шепот. Я вернулся к себе и попытался заснуть. Проснулся я часа в три ночи от стонов Лены. Она стонала громко, как для ночного времени. Стоны продолжались минут десять и всё стихло.
Часов в 6 я открыл глаза, в квартире было тихо. Я оделся, вышел из спальни и подошел к нашей с женой спальне, где сейчас она лежала со своим любовником. Я немного приоткрыл дверь и заглянул в неё. Жена лежала на боку, а Алекс медленно двигал своей талией сзади неё. Лена очень тихо стонала. Алекс постоянно мял груди моей супруги и что-то шептал ей на ухо. Я закрыл дверь и пошел в ванную. Пока я сидел там, за дверью раздался щелчок и хлопок. Я предположил, что Алекс ушел домой. Буквально сразу я выскочил из ванной и пошел в спальню к жене. Она лежала словно околдованная. Одеяло было все заляпано в каких-то пятнах. На её волосах висели засохшие капли спермы. Я стянул одеяло — под ней была лужица белой вязкой жидкости. В комнате пахло потом и сексом.
Лена лежала с полуоткрытыми глазами и была еще сонная.
— Лёша, давай еще... только сейчас не в попу, — вдруг едва слышно сказала моя жена, подумав, что это был Алекс.
— Что? — с криком возмутился я, — не в попу? — я просто офигел от того, что услышал.
— Ой, — жена резко проснулась и повернулась ко мне, — Димочка, это ты, дорогой, — вдруг она стала такой вежливой.
— Сейчас ты у меня получишь, — я словно озверел и набросился на свою жену, я повернул её на живот и достал свой уже стоячий, после ночных стонов жены, член.
— Нет, нет, прошу, ааа, — закричала жена.
Я не слушал её. Её анус весь горел, казалось, что её трахали туда всю ночь. Я незамедлительно вставил ей пенис в эту красную дырочку и начал движения. Член вошел легко. «Хорошо тебе разработали», — думал я.
— Ауммм, — заныла жена, — нееееет, — кричала она.
А я трахал её без остановки. Через несколько минут жена начала стонать.
Я вытянул член и повернул её раком, затем снова вставил его в её маленькую попку.
— Ну что нравится? — я был злой как собака, — а? — я схватил жену за волосы.
— Даааааа, — кричала она от возбуждения, — трахни меня, прошу, — она завелась.
— Получи, на,... , — я продолжал её долбить.
— О божееее, — кричала жена. Я вытянул член и вставил её в вагину. Хоть там было и мокро, но я начал наяривать с диким темпом и жена просто вопила без перерыва.
— Димаааааааа, прости меня дуруууууу, — жена то ли ревела, то ли кричала от удовольствия, — Я люблюю тебяяяя, — закричала она.
Я вытянул член и повернул её к себе лицом. Затем я схватил мою супругу за волосы и вставил свой пенис в её грязный, от предыдущего сношения, рот. Жена мычала, а я трахал её и трахал. Я стал проникать членом всё глубже, касаясь её горла. У Лены выступили слёзы, но я не давал ей отдохнуть и имел её как хотел.
Еще немного и мой член запульсировал. Я резко вытянул его и сперма хлынула из меня, как из ведра. Я заливал её лицо, её волосы, её губы, её красивый курносый носик. Она открыла рот и я налил и туда приличную порцию. Я стряхнул остатки на её подбородок.
— Почисти, — вдруг крикнул я ей, — жена покорно посмотрела на меня. Я поднес к её губам свой пенис, который был весь в сперме, и махнул ей головой, чтобы она принялась за работу.
Жена схватила его, как дикая самка. Она начала сосать его, лизать, ласкать яички рукой, водить носом по моей мошонке. Она вылизала всю головку и не оставила даже капли.
— Молодец, иди мойся — сказал я и хлопнул по её заднице рукой.
Лена вскочила и побежала в душ. Она на мгновенье остановилась в дверном проёме и сказала:
— Дима, мне нужен только ты, я не хочу больше видеть этого Лёшу. Я всё поняла, — и вышла.
— Не задерживайся, процедура еще не закончена, — крикнул я вдогонку супруге.
— Да, любимый... я быстро — радостно ответила жена уже из ванной.
Алекса у нас больше не было.
***
Я сидел в душном офисе, листал документы. Заместитель начальника стоял рядом и отдавал очередные приказы по новым отчетам. Я закрыл глаза. Мне сложно было сосредоточиться. Возбуждение было невероятным.
— Что случилось? — посмотрел на меня Иван Сергеевич.
— Извините, голова что-то,... — я скорчил гримасу, — не переживайте, я всё понял, сделаю за пару дней, — сказал я, в надежде, что заместитель наконец-то уйдёт из кабинета.
«Фух, как же хорошо», — думал я.
— Отлично, жду, — пробормотал заместитель и снова посмотрел на меня, — Филатов, ты смотри, может к врачу сходи, — сказал он, похлопал меня по плечу и вышел. Я улыбнулся ему в след.
«Какой же только кайф». Я был на грани...
Вдруг где-то глухо зазвонил телефон. Я отодвинул свой стул и посмотрел под стол.

— Ну как, сегодня лучше? — спросила меня юная сотрудница Настя, которая в одних трусиках сидела у моих ног и язычком ласкала мою головку, — сейчас минутку, тсссс, — шёпотом прошептала она мне и приложила палец к своим губам.
Она открыла сумочку и взяла телефон.
— Алло,... да, дорогой,... я немного задержусь,... да,... мне нужно закончить важный отчет... , — сказала Настя и, между прочим, провела языком по моему члену, — я тоже тебя люблю,... целую, любимый — Настя повесила трубку и, вместо своего мужа, поцеловала мой пенис.
Я погладил её красивые светлые волосы. Она сидела, расставив ноги. Её трусики напрочь промокли, а соски набухли от возбуждения.
— Дмитрий Анатольевич, а может так? — спросила она и стала лизать меня под мошонкой, одной рукой двигать шкурку на моём члене, а второй — ласкать у себя между ног, отодвинув белые маленькие трусики в сторону.
***
Ну а что вы хотели? Надо же мне как-то расслабляться. Врач же сказал, что стресс вреден.
Жена хочет побыстрее ребёнка, а я люблю свою жену и готов ради неё на всё
(с).интернет (рассказ взят с интернета) Жены у свекра нет и поэтому ему хорошо со мной, так что практически живу с двумя мужиками в одной квартире, и бывает иногда когда даже муж дома и крепко спит, меня мой свекр трахает рачком на кухне и иногда я ему по-быстрому ,когда утром муж уйдет на работу сделаю минет.
Вот такая я сучка и вот такая я стерва, еще думаю, а может потихоньку предложить мужу секс втроем и тогда мне совсем было-бы хорошо, потому что с недавнего времени мечтаю о сексе с ними обоими одновременно, один в ротик, а другой в попку.


Категории: Беременность, Измена
Прoкoммeнтировaть
Как родить младенца Лянa 08:44:28

— Хочу Вас обрадовать Виктория Сергеевна. — Увидев входящую в кабинет молодую женщину, радостно сообщил врач, — со здоровьем у Вас все прекрасно.
— Простите, тогда в чем же причина? Почему у нас с мужем, вот уже шесть лет нет детей? Мы так старались.
— Дело в том, что причина в нем. Он не может иметь детей. Я смотрел его больничную карту и понял, что это следствие полученного им во время службы в армии, на РЛС сильной дозы облучения.
— Что же мне тогда делать? — Растерянно глядя на врача, спросила Елена Викторовна.
— У него есть братья?
— Нет. Он один ребенок в семье. Но, причем здесь его братья?
— Если у него были бы братья, мы могли бы внедрить Вам их сперму, оплодотворить ею Вашу яйцеклетку. Может у него есть какие-то другие родственники? Например, дяди?
— Нет, к сожалению.
— Тогда мы можем Вам ввести донорскую сперму.
— Но это будет чужое семя, не имеющее отношение к Каргополовым.
— Да. Гм. Не знаю, что Вам посоветовать. Скажите, а как его отец? Он очень стар?
— Папа? Нет. — Растерянно ответила она. — Ему всего лишь сорок шесть лет.
— Вот и подумайте над этим. Естественная беременность, знаете ли, надежнее. А Вашему мужу не обязательно знать, каким образом и от кого Вы зачали своего ребенка. Можете сказать, что Вы взяли сперму его отца и врачи оплодотворили ею Ваши яйцеклетки.
— Вы хотите сказать, что я должна с ним … спать, чтобы зачать ребенка? — Стыдливо покраснев, выдавила она.
— Это Вы только что сказали, но сказали правильно. Именно, таким способом. В общем, подумайте об этом, если Вы серьезно намерены родить. Не смею Вас больше задерживать.
Всю обратную дорогу домой, она сосредоточенно думала над словами доктора. Но он, предложил ей спать с отцом Сергея. Хотя, самого мужа у нее больше нет. Когда разозленный ее неспособностью родить ребенка, он демонстративно собрал вещи, отец сердито отчитал его, но это не возымело положительного эффекта. Громко хлопнув двери, Сергей ушел, демонстративно швырнув перед этим ключи от квартиры.
Елена хотела вернуться в родительский дом, но Степан Дмитриевич умолил ее остаться. И вот, такой необычный поворот в ее жизни. Как же ей поступить?
Заметив озабоченность невестки, свекор не отступил от нее, пока не выведал все. Подобного поворота он тоже не ожидал. Спать с невесткой? Хотя … Лена очень нравилась ему.
Была она проста, очень миловидна, прекрасно сложена и когда они вместе шли по улице, их, вероятно, принимали за мужа и жену. Степану Дмитриевичу льстило это. В глубине души, он завидовал сыну. Надо же отхватил в жены такую красавицу. Но, когда, не разобравшись толком, сын убрался из дома, он даже обрадовался и постарался уговорить невестку остаться. И вдруг, такое.
— Если для тебя ребенок так важен, я могу помочь тебе, — сохраняя видимое безразличие, нарочито равнодушно сказал он, не глядя на Елену.
Она вспыхнула и, низко наклонив голову, тихо ответила:
— Спасибо папа, я приму Вашу помощь.
Они занимались своими делами, но каждый из них с волнением ждал наступления вечера.
— Тогда, сегодня, я постелю вместе, — произнесла она
— Хорошо, стели.
Сидя на диване, он смотрел на экран телевизора, но не видел картинки. Напряженно прислушиваясь, он ловил звуки в спальне, но там было тихо. Медленно встав, он выключил свет и, развязывая пояс халата, медленно вошел в темную спальню. Было так тихо, что он не слышал даже ее дыхания. Сняв халат, он повесил его на спинку стула и, подняв одеяло, лег в постель. Его нога коснулась теплой ноги затаившейся невестки. Они повернулись одновременно, и встретились грудь в грудь. Упругая грудь Елены прижалась к его груди. Обнимая молодую женщину, он почувствовал, как его член коснулся чего-то мягкого и пушистого. Его головка безошибочно уперлась в разрез половой щели невестки.
— Папа! — Выдохнула она и, дрожа, прижалась к нему, насаживаясь половой щелью на его торчащий член
Страстное нетерпение заставило его обнять ее и, подминая женщину собой, он накрыл ее своим сильным телом. Его член погрузился в трепещущую нежность ее влажного лона.
— Девочка моя!
— Папочка, миленький!
Ее страстные стоны бились о стены маленькой спальни. Не выдерживая их пылких движений, деревянная кровать жалобно скрипела под ними. Любя невестку, он снова, как прежде, испытывал сладость обладания покорным под ним женским телом.
— О — ох, папочка! Милый!
Судорожно сжимая его в объятиях, Елена неистово задергалась в исступленном экстазе.
Проснувшись в его объятиях, она посмотрела на него новым взглядом, глазами влюбленной женщины и смущенно запылав лицом, спрятала его у него на груди. Молча опрокинув ее на спину, он овладел ее послушно раскрывающимся телом.
Светясь от счастья, облаченная в тесный халат женщина, хлопотала на кухне. Увидев входящего свекра, она просияла улыбкой. Сегодня утром она бесповоротно освободилась от стыда.
— Вика, я скучаю без тебя.
— Немного потерпи Степа, пока я готовлю завтрак. Минут через тридцать освобожусь.
— Вика, мне плохо без тебя.
— Ты нетерпелив, как ребенок.
— Ты моя любимая женщина и я не могу обходиться без тебя.
— Я тоже обожаю тебя милый папочка, но тебе придется еще чуточку потерпеть.
Прошло пять лет. Вернувшись домой, Сергей с изумлением обнаружил в квартире Елену. Она кормила грудью младенца. Держа его отца за руку, рядом с ним стоял крошечный мальчик. Все поняв, он повернул назад и пошел прочь, осознавая, что ему там нечего делать.


Категории: Беременность, Снохачество
Прoкoммeнтировaть
четверг, 2 ноября 2017 г.
Вот так бывает Antoine de La Fayette 20:18:03


Всё случилось совершенно неожиданно для меня, мои мечты по отношению к снохе соседей, стали реальностью, и совершенно... в общем, со мной произошла история...
В доме, где я живу, этажом ниже, живёт семья. Благополучная во всех отношениях, старший сын женат, его жена не скажу что красавица, но очень привлекательная особа, и признаков что можно будет с ней познакомиться и, тем более, заняться с ней сексом не было, так, здрасте и до свидания. Но в моих мечтах я её...
Однажды я столкнулся утром с ней на лестнице, обычный ритуал, но в её глазах увидел, что то новое, здрасьте, как дела? И всё, но что-то было такое, что я затеял простенький разговор, ничего не означающий. И как то, между прочим, ответил на её вопрос, что сегодня возвращаюсь в часов 9 вечера, и завтра свободный день, и совершенно не подозревал, что мой ответ принесёт мне на завтра то, о чём я иногда мечтал
В общем, разошлись. А когда вечером поднимался по лестнице домой, опять увидел её, пусть её зовут Наташа, не буду называть настоящее имя, потому что оно очень редкое, и её могут сразу же узнать. Короче, она вышла с ведром мусора, и проходя, поздоровалась и сунула мне в руку бумажку, которую я дома, заперевшись в туалете, прячась от жены, прочитал, она меня приглашала на завтра по определённому адресу, что близко познакомиться. Это были её слова, к тому же подчёркнутые.
На завтра, я как обычно вроде бы ушёл на работу, но естественно пошёл по указанному адресу, но почему встреча была назначена на 18 утра, понял позже. Прихожу, звоню в дверь, она открывается не сразу, и слышу её голос, мол, вы проходите, а я сейчас. Я зашёл, закрыл дверь, прошёл в квартиру, которая кстати была аккуратной, но средненькой обстановкой, посидел на кухне, покурил, а она в это время была в ванной. Предчувствие было такое, что почувствовал необычайное возбуждение.
Она вышла из ванной в коротеньком халатике с пояском и без пуговиц. И у нас состоялся диалог, во время которого мы выпили по рюмочке, курили, и в какой-то момент я успел подбросить ей в рюмку, возбуждающее средство, хотя мог бы этого и не делать, потому что она тоже была в достаточной степени возбужденной. В общем, если коротко, то разговор был у нас часа два, и заключался в том, что она давно хочет мужчину, так как её муж уже на заработках больше ода и приедет только лишь через 3 года, работа в одной из стран по контракту, что она выбрала меня, так как я симпатизирую ей во всём, и так далее, в ходе разговора я ей говорил, когда коснулись темы секса и после выпитого уже боле менее раскрепостились, что в сексе я люблю всё что можно придумать, и пусть она хорошенько подумает, прежде чем так сказать начать, я ей сказал что люблю ласкать и целовать влагалище, люблю анальный секс, перед которым ласкаю анус своими губами и языком, в общем, старался больше напугать её, потому что мало ли что может произойти, проболтается, да и потом младше меня в два раз, короче как я не был возбуждён и хотел её, старался не допустить между нами близости.
Но не помогло, она была откровенна со мной и желала меня. Это сейчас анализируя как бы нашу встречу, я вспоминаю, что ножки её так ни разу и не коснулись коленками, а были всё время раздвинуты так, что можно было видеть трусики, что халатик был очень и очень коротеньким, что на нём не было пуговиц, а был только поясок, который то и не был завязан, так перекинуты концы, что вырез у халатика был очень уж откровенным, а тогда я больше говорил и старался не смотреть на неё, пили коньяк, и курили. Потом наступил ЭТОТ момент! Я просто встал чтобы размять немного затекшие мышцы, и она тоже встала, потянулась как и я. да так, что халатик поднялся почти о пояса, и к тому же она была ко мне спиной, это я потом понял что всё было специально, я увидел что на ней стринги, и попочка была такой нежной и аппетитной, что я коснулся ее ладонью, на что Наташа медленно повернулась, не отталкивая мою руку, прижалась ко мне и поцеловала. поцелуй был такой страстный и долгий, что моё достоинство незамедлительно пришло в положение стоя, она это почувствовала и еще с большей силой прижалась ко мне, и дальнейшее было почти без слов.
Я стал целовать ее, и ласкать всюду, куда дотягивались мои руки, и особенно попочку. Я развязал ей халатик, который упал на поля, целовал шею плечи, опустился к упругой груди и стал сосать соски как младенец. Она, задыхась, говорила, что стала уже мокрой. И я захотел почувствовать ее вкус, но когда я стал целуя опускать вниз, она сказала, что лучше делать всё в кровати, но я все равно встал перед ней на колени, и стал губами касаться ее бедер, поднимаясь всё ближе к её влагалищу, и она только вроде бы отталкивала меня, но и не давала убрать голову, и когда я коснулся губами её киски правда пока через трусик, она уже откровенно прижимала к себе, я оттянул в сторону стринги, просунул язык между двух уже мокрых и текущих губок и стал медленно ласкать и лизать, она раздвинула ноги, точнее я только коснулся внутренней стороны ног рукам, чтобы расширить доступ.
Она сама развела их, я еще сильней оттянул трусики, но было не очень удобно, и тогда я пододвинул стул, поставил одну ногу повыше, стало намного удобней прижиматься к ее влагалищу, лизал не так долго, главное, что почувствовал, что она хочет меня. Потом я попросил развернуться ко мне спиной и нагнуться, на что она удивленно посмотрела и спросила, мол, ты что хочешь сзади. В общем, я ее повернул сам, прогнул ей спину, отодвинул стринги и поцеловал прямо в анус, такую реакцию я совсем не ожидал. Я услышал такой стон, который до сих пор меня приводит с состояние крайнего возбуждения! Я стал ласкать кончиком языка дырочку, проталкивать его во внутрь, раздвигая ягодицы максимально, как только можно, погружался в анус настолько глубоко, что стал болеть язык, Что с ней творилось, это надо было видеть!
Продолжалась наша прелюдия наверное часа полтора,...


Категории: Снохачество
Прoкoммeнтировaть
Валентина Лянa 09:11:21
Валентина со своим мужем Сашкой жила в огромной квартире своего свекра, Николая Васильевича. Квартира была бывшей коммуналкой, которую постепенно скупил Николай Васильевич. У отца Сашки имелась куча денег, которую он скопил, когда работал бульдозеристом по контракту в Ираке. Свекор был скуповат, что, однако не мешало ему таскать себе шлюшек со всего дома. Валентине не раз приходилось открывать дверь соседке с их площадки, худощавой накрашенной Ирке. Ирка виновато улыбалась, пряча глаза, пищала, что ей нужен Николай Васильевич. Через пару минут в комнате у свекра начинала мерно и все более громко скрипеть кровать. Валентина уходила на кухню, и до нее доносился довольный бубнящий голос свекра и слабые вскрики Ирки в такт мерному скрипу и стуку.
Ирка работала учительницей в младших классах, у нее была дочь и муж-алкоголик. Ирка отрабатывала свой тридцати-, сорокаминутный, а иногда и часовой "урок" у Николая Васильевича, а потом, стараясь быть незаметной, ускользала, пряча в кармане халатика кулак с зажатыми деньгами. Когда дверь женщинам открывал Николай Васильевич, то он часто брал их прямо в прихожей, прижав к двери или усадив на тумбочку. Валентине приходилось потом вытирать потеки спермы с темной лакированной поверхности.
– Папаша, ну ты опять не донес, ну мля! – брюзжал Сашка, натыкаясь на следы бурной жизнедеятельности своего отца. Николай Васильевич отшучивался, громко ржал и подмигивал Валентине.

Валентина часто ловила на себе тяжелый, остановившийся взгляд свекра. Нервничая, она поправляла на себе одежду и бежала поближе к Сашке, или жаловалась ему.
– Ну, кобель он, что делать! – Сашка целовал ее – Не беспокойся.
Иногда звуки и крики из комнаты отца были настолько возбуждающими, что Сашка хватал Валентину, тащил ее в свою комнату, жадно, нетерпеливо и быстро овладевал ею. Испытывающий и насмешливый взгляд свекра подстерегал ее, когда она после этого пробиралась в ванную. В эти мгновения она напоминала себе соседскую Ирку.
У них в доме уже неделю гостил брат Сашки Генка с женой Светкой. Места в квартире много, и гости жили в комнате рядом с ванной в другом конце коридора. Однажды рано утром Валентина проснулась от знакомых частых скрипов и стуков в комнате свекра. Сашка спал. Поняв, что уснуть она не сможет, Валентина встала и пошла в туалет. Ей приходилось идти по коридору мимо двери свекра. Дверь могла быть открыта, и тогда насмешливые взгляды свекра опять бы вывели ее из равновесия. Валентина подошла к двери, тихонько приоткрыла дверь и выглянула в коридор. То, что она увидела, заставило ее вздрогнуть от неожиданности. В коридоре у двери свекра согнувшись, стоял Генка, напряженно вглядываясь в щелку двери.
Трусы у Генки были приспущены, пальцами правой руки он ритмично водил по кончику торчащего вздыбленного члена. Левая рука у Генки была засунута в трусы. Брат Сашки стоял в неудобной позе, на судорожно трясущихся полусогнутых ногах, зад двигался вперед-назад в такт пальцам руки. Валентина остолбенело смотрела, как между пальцами Генки быстро появляется и исчезает вздувшаяся бордовая головка члена.

– Вот гад! – подумалось Валентине – подсматривает за этим кобелем! Видела бы его Светка... Валентина тихонько хихикнула, потом еще раз, громче. Генка оглянулся на нее, с полуоткрытым ртом и панически распахнутыми глазами. Он подскочил и неуклюже попрыгивая, понесся в свою комнату, прижимая к животу свой негнущийся член.
Хлопнула Генкина дверь. Валентина подошла к комнате свекра, из которой доносились приглушенные звуки, нерешительно остановилась, оглянулась на Генкину дверь. Затем осторожно подкралась к двери свекра и заглянула в щелку двери, в которую несколько секунд назад вперивался Генка. То, что она увидела, настолько поразило ее, что она невольно вскрикнула, а потом, закусив губу, растерянно всматривалась в происходящее. На кровати свекра на коленях стояла Светка. Руками она упиралась в ковер над кроватью, коротко стриженная голова со светлыми волосами была опущена и безвольно болталась. Светка была на пять лет моложе Валентины. Маленькие треугольные грудешки Светки болтались и подпрыгивали от невидимых ударов. Валентина сместилась влево и увидела Николая Васильевича. Тот стоял сзади Светки, держа ее за талию и нанося сильные удары бедрами по Светкиным ягодицам.
Светкины руки подгибались, она согнула руки в локтях, защищая затылок от ударов о стену. Николай Васильевич остановился. Его живот тяжело вздымался и опускался. Валентина видела, как его загорелые руки скользнули по бокам Светки, обхватили снизу ее груди, стали расплющивать, мять их. Светка подняла голову, и, наверное, застонала. Николай Васильевич положил руку ей на затылок, с силой нагнул. Светкино лицо уткнулось в одеяло на кровати, стройный мальчишеский зад высоко поднялся. Продолжая придерживать Светку левой рукой, другой свекор принялся гладить ее зад. Он слегка отстранился от Светки, и Валентина увидела разгоряченный жилистый член свекра, на который он насаживал свою сноху. Потом он навалился на нее, ухватил за груди, задвигал задом, запыхтел.
Валентина отшатнулась от двери, оперлась рукой о стену. Она посмотрела налево и по полуоткрытой двери Сашкиного брата поняла, что Генка следит за ней. "Да, подумалось ей – со стоящим хреном". Забыв про туалет, она вернулась в свою комнату и долго стояла, прислонившись спиной к стене. Затем осторожно подкралась к двери комнаты. Дверь была закрыта неплотно, и Валентина, сдерживая дыхание, заглянула в щель. Генка уже стоял в той же позе у двери свекра. Привставая на цыпочках и вытянув шею, Генка яростно надрачивал кулаком свой стоящий член. Это продолжалось несколько минут. Потом Генка утробно охнул. Кулак его дернулся вниз, замер, и из вздутой бордовой головки члена вырвалась длинная струя спермы. Генка сдавленно кряхтел и поливал спермой косяк двери свекра. Потом он торопливо натянул трусы и потрусил к двери своей комнаты. Через пару минут дверь свекра осторожно открылась. В проеме показалась Светкина голова. Валентина отшатнулась от двери, прижалась спиной к стене. Через некоторое время стукнула дверь в комнате родственников.
Назавтра все держались так, как будто ничего не случилось, а послезавтра Генка со Светкой уехали, а Валентине пришлось смывать с косяка двери свекра засохшие желтые потеки Генкиной спермы.
Валентине не давало покоя увиденное. Она не могла ничего объяснить для себя. На следующей неделе за ужином Сашка сказал:
– Отец сказал, что он пропишет Генку в этой квартире. Ну это ведь правильно!
Валентина окаменела. Она поняла все. Сашка, глуповато улыбаясь, продолжал:
– Он вот еще сказал: дескать, а вас я выпишу. А то вон Валька хоть бы окно в моей комнате помыла! Шутит, конечно. Но ты помой ему окно-то, ладно?
– Сашка! Идиот. Боже мой, какой идиот! – вертелось в голове у Валентины, а в горле стоял комок – Что же теперь делать? Боже, что же делать?!
Валентина понимала, что выхода для нее не было. Завтра, когда Сашка уйдет на работу, и она останется в одной квартире со свекром, все и произойдет. Утром она зашла в ванну, надела короткий халатик, набрала в ведро с тряпкой воды и, постучав, открыла дверь в комнату свекра.
– Николай Васильевич! Можно, я у вас окошко помою?
Тесть в одних трусах и майке лежал на своей кровати и, надев очки, читал какую-то книжку.
– Валюша! Конечно, золотце! Вот уважила старика! – Николай Васильевич быстро вскочил, суетливо схватил стул, подтащил к изголовью кровати, которое упиралось в подоконник.
– Вот, Валенька! Залазь, тут удобно. Я стульчик подержу.
Валентина открыла внутренние створки окна, поставила ведро на подоконник, взобралась на стул.
– Вы с Сашкой-то прямо неродные какие-то! Совсем старика забыли – ворковал свекор – Давай, во-о-от так! Залазь. Подоконник-то крепкий, дубовый. Не бойся! Я держу, если что...
Свекор стоял перед окном, и Валентина чувствовала его тяжелый, обволакивающий взгляд на своих ногах. Она вздохнула и решительно нагнулась к ведру за тряпкой, чувствуя, как коротенький подол халатика заскользил вверх по ее бедрам. Свекор замолк. Валентина протерла стекло, наклонилась прополоскать тряпку и украдкой бросила взгляд вниз. Свекор стоял почти вплотную к ней, Валентина заметила, как начала оттопыриваться левая штанина его семейных трусов.
– Вот хорошо как! – осипшим голосом пробормотал свекор – Потри его Валюша, потри, чтоб светлее стало. А я присяду тут пока...
Свекор сел на стул, оседлав его, жадно и бесстыдно уставился на полные оголенные ноги снохи. Валентина чувствовала, как он, задрав голову и изогнув шею, всматривался под подол халатика. Валентина нагнулась снова. Николай Васильевич прерывисто засопел, стул под ним заскрипел. Моя тряпку в ведре с водой, Валентина слегка расставила ноги, и Николай Васильевич увидел не только обтянутые тонкой полупрозрачной тканью округлые ягодицы снохи, но и выпирающую складочку трусиков в ее промежности. С каждым движением снохи ее обтянутый упругой тканью зад танцевал перед глазами свекра.
– А вы вот, Николай Васильевич, собираетесь нас из дому прогнать, Сашку наследства лишить, Генку прописать! – Сделав вид, что поскользнулась, Валентина неловко села на подоконник – Ой, даже голова закружилась что-то...
Николай Васильевич соскочил со стула.
– Подожди Валюша, сейчас, сейчас... Давай я помогу тебе слезти-то... Вот так, доченька, вот так... Руки свекра обхватили Валентину, стащили с подоконника, ладони скользнули по бедрам, на секунду замерли на ягодицах снохи под задранным халатиком. Николай Васильевич сноровисто подтолкнул ее к кровати.
– Это душно здесь просто, приляг тут, – Николай Васильевич посадил Валентину на край кровати, легонько подтолкнул в плечи. Валентина лежала поперек кровати свекра, стоящего перед ней с топорщащимися под животом трусами, – халатик у тебя тесный. Сейчас мы... чтобы дышать легче...
Николай Васильевич поддел пуговку на груди Валентины, ловко выдернул из петельки. Валентина удержала его за руку.
– Как же это вы, папа! Потом выгоните нас, да? На улицу!
– Да что ты Валюша, доченька! Тебя выгнать, королевну такую, да ни за что! Сейчас, чтоб дышать легче... – халатик под руками свекра расползся – сейчас, доченька, сейчас...
Валентина опустила руки, прикрывавшие грудь. Лифчика она не надела, и ее пышные груди, сохраняя свои округлые формы, слегка раздались в стороны. Николай Васильевич быстро и жадно подхватил их, свел вместе, отпустил, принялся перекатывать и мять тяжелые, упругие шары безвольно лежащей перед ним снохи.
– Это... искусственное дыхание сделаем... сейчас... – Николай Васильевич тяжело дышал пересохшим от волнения ртом – искусственное... Сейчас халатик уберем, легче будет. Жадные цепкие руки свекра приподняли Валентину за плечи, она подняла руки, вяло пытаясь защититься. Эти же руки спустили халатик с плеч, рывком сдернули до пояса. От толчка Валентина опять упала на кровать. Ни подняться, ни пошевелить руками она не могла: руки были притиснуты к бокам халатом как смирительной рубашкой. Николай Васильевич склонился над Валентиной, прильнул губами к глубокой ложбинке груди, руками подхватил груди снохи, целуя, пополз губами по животу, ниже, ниже... Просунул указательные и большие пальцы рук под эластичные края женских трусиков и как клещами, ловко стащил их по бедрам к коленям. Перехватил посередине, стащил с ног совсем, швырнул шелковистую ткань на спинку кровати. Валентина, голая, лежала перед своим свекром. Николай Васильевич благовейно гладил лежащее перед ним женское тело. Руки его легли сбоку на ягодицы снохи, затем на выпуклые податливые бедра. Он встал на колени, прижался лицом к темному, поросшему жесткими курчавыми волосами, высокому лобку, потерся губами, носом, вдыхая возбуждающий запах женского естества.
– Ой, царица ты Валюша, ну как есть царица, – глухо бормотал он внизу – Сашка, балбес, дурачина, да я бы тебя день и ночь... зубами бы грыз...
Жарко дышал свекор в промежность Валентины. Подхватил под коленом ее ногу, неожиданно резко задрал ее, потом вторую... Его губы прижались к потаенному женскому местечку. Николай Васильевич тяжело сопел. Валентина лежала с пылающим от стыда лицом, ее ноги у щиколоток пятками прижаты свекром к ягодицам, его черноволосая с проседью голова двигается у нее между бедер. Валентина вскрикнула от неожиданности, когда горячий язык свекра во всю свою длину вжался в потайную щель Валентины, влажный кончик языка прошелся снизу вверх по внутренней стороне половых губ, отыскал вход, задвигался, заерзал там.
Валентина дернулась в безуспешной попытке освободить руки, затем приподняла таз, отыскивая запутавшиеся рукава халата и высвобождая руки. Николай Васильевич благодарно заухал, взялся снизу за круглые ягодицы снохи, принялся их ощупывать и мять, пыхтя как велосипедный насос. Нос его зарылся в волосы лобка, затылок мотался из стороны в сторону. Головой Валентина уперлась в ковер на стене и безвольно опустила свой зад на ладони свекра. Николай Васильевич пыхтел, чмокал, швыркал в горячей, влажной, возбуждающей плоти.
Его движения становились все грубее, и несколько раз Валентина болезненно вскрикивала. Возбужденный до крайности, задыхающийся, Николай Васильевич поднялся с колен, сорвал с себя трусы, обхватил Валентину за шею и под коленями, развернул вдоль кровати ногами к окну.
– Сейчас, Валечка, сейчас... будет хорошо... хорошо...
Николай Васильевич, голый, торопливо залез между раздвинутых бедер снохи. Валентина вздрогнула, когда он неожиданно выхаркнул себе на ладонь шмат зеленой вонючей слизи. Она увидела, как он, приподняв другой рукой торчащий как кол член, несколькими быстрыми движениями кулака смазал его острую сизую головку. Валентина почувствовала приступ тошноты, попыталась приподняться. Свекор тут же упал на нее, обхватил шею слюнявой рукой, раздвигая коленями ее бедра. Зашептал торопливо:
– Валюша, доченька, все для тебя сделаю! Как короли с Сашкой жить будете!
Правой рукой свекор подвигал своим членом вверх-вниз по промежности снохи, пристроил сноровисто, нажал животом... Скользкая острая головка легко вошла в податливо-упругую женскую мякоть. Валентина тихонько простонала, Николай Васильевич утробно охнул, вытащил головку, нажал опять... Толстый, весь в венах и буграх от застоявшейся крови, от этого похожий на коленвал, член Николая Васильевича осторожно, но сильно толкнул Валентину в живот, вылез наполовину, толкнул снова. Николай Васильевич сдавленно крякал при каждом движении. Валенина, закрыв глаза и закусив губу, с болезненным выражением лица, беспомощно насаживалась на раздувшийся стержень свекра. Николай Васильевич ударил еще раз, еще, еще... Выдохнул шумно, лег на белеющее перед ним мягкое тело. Лицо его было в поту, он тяжело дышал. Валентина была распята тяжелым, жестким телом свекра.
– Узенькая какая ты, дочка! Прямо девочка. Не в меня Сашка пошел... Не больно, Валенька?
Мокрая шершавая щека свекра прижалась к щеке Валентины. Она отвернулась к стене, и губы свекра впились в ее шею. Николай Васильевич приподнялся на локтях, левую руку просунул между лопаток, правой ухватил грудь снохи. Затем с наслаждением задвигал своим членом в распятом теле снохи. Его удары, сначала осторожные, становились все сильнее и грубее. Голова Валентины моталась по простыне. Опытный ебарь, Николай Васильевич, возбуждаясь, не давал себе кончать. Задвинув до отказа свой инструмент, свекор отдыхал на Валентине, бормотал ей в ухо, целовал лицо, шею, груди... Потом все начиналось снова. Скрипела железная кровать, стукалась о подоконник, качались на спинке кровати трусики Валентины. Было жарко и потно. Пот капал со свекра по бокам Валентины, с разгоряченной задницы Николая Васильевича стекал по промежности и ручейком между ее ягодиц.
– Доченька, Валюша, золотце! До смерти ебать буду! Сдохну на тебе, красавица...
Валентина хотела только одного - чтобы это все кончилось как можно быстрее. Она начала поднимать ягодицы, бросать их навстречу бедрам Николая Васильевича, провоцируя его на усиление темпа скачки. Свекор охал, мешком ложился на Валентину, и она, обессиленная, потная с мокрым от слез лицом, падала навзничь, отдаваясь опытному Сашкину отцу.
Доверяясь врожденной женской интуиции, Валентина несмело положила свои ладони на ягодицы свекора, начала их ласкать. У Николая Васильевича начало сбиваться дыхание. Наслаждаясь, он уменьшил темп толчков. Он почти полностью вынимал член из Валентины, теперь его зад ходил по широкой дуге. Валентина просунула руку между собой и животом свекра. Нащупала и осторожно захватила его крупную мошонку. Пальцы ее нежно заскользили по яйцам. Николай Васильевич охнул, принялся двигаться плавно и осторожно, чтобы не помешать ласкающей руке. Он весь отдался новому наслаждению. Когда член свекра двигался вперед, Валентина полностью обхватывала его яйца, слегка пожимая их. Затем к ласкам присоединилась и вторая рука. Пальцы снохи сжали член свекра рядом с мошонкой и доили его при каждом движении. Николай Васильевич уже был не в силах противиться новым ощущениям. Он дернулся, закатил глаза, выгнулся.
- Бля-я-ядь! Ой, блядь! ОЙ, БЛЯЯЯДЬ!!!
Николай Васильевич кончал. Он выплескивал и выплескивал в живот снохи новые порции вязкой жидкости, которую та в такт дергающемуся члену выжимала из мошонки мужниного отца.
Николай Васильевич дернулся в последний раз, обмяк, полежал минуту без движения, потом, тяжело дыша, слез с Валентины. Подошел к окну, закурил, открыл форточку. Прохладный воздух с запахом табака коснулся Валентины. Она лежала, раскинув полные голые ноги перед глазами свекра. Пот собрался в глазницах, на животе, в пупке стояло целое озерцо. Николай Васильевич курил, удовлетворенно ощупывая глазами завоеванное тело жены своего сына. Волосы у него на животе и на бедрах были мокрые, прилипшие к телу. Красный, распаренный, жилистый как гриб член уже начал опадать. Он с удовольствием почесал потную, красную от ласк снохи, приятно зудящую мошонку.
- Ну, мастерица ты, Валюша. Вот ведь мастерица! - В его глазах опять была насмешка.
Валентина сомкнула ноги, тяжело поднялась, подняла халатик, прикрылась от взглядов свекра. На простыне от падающих с боков капель пота остался ее расплывшийся контур. Внизу неопрятно темнело темное осклизлое пятно. Свекор поднял ведро с тряпкой, передал ей.
– А трусики мне останутся. Трофей! – Заржал Николай Васильевич.

***
Валентина стала всячески избегать свекра. Тот смотрел на нее, набычившись, пытался поймать, затащить к себе в комнату. Валентина звала Сашку, и свекор убирался к себе. Однажды, когда Сашка смотрел футбол у себя в комнате, а Валентина хлопотала на кухне, Николай Васильевич зашел на кухню, встал в дверях. Валентина, стоя перед кухонным столом, нервно покосилась на него.
– Валюша, я это... Завтра наследство оформлять пойду! На кого оформлять-то? На Сашку, чтоль? А? Чего молчишь-то...
Он подошел сзади к Валентине, положил ей руки на талию. Валентина вздрогнула, дернула головой и стукнулась затылком о лицо свекра.
– Как... как будто сами не знаете, Николай Васильевич, сказала она скороговоркой. Не чужой, чай, Сашка-то вам... Сын ведь...
– А я... Я ведь тоже не чужой, доченька... Валюша...
Николай Васильевич приник губами к шее Валентины, царапнул щетиной щеку. Руки его стали тяжелыми, жадными, полезли вниз, принялись гладить ягодицы Валентины, ощупывать под халатиком контуры трусиков.
– Я же все для вас с Сашкой... Все для вас сделаю... Как короли жить будете... Пропишу... Машину Сашке куплю... Все...
Правая рука свекра уже охватила полное гладкое бедро Валентины под подолом и ползла вверх, левая мяла через лифчик грудь. Валентина дрожала. Николая Васильевич жарко дышал, сопел, гладил, трогал, полез в трусы. Валентина дернулась, но Николай Васильевич удержал ее.
– Тихо, доченька, тихо... Не дергайся ты... Все хорошо будет... Дядя Коля не обидит ведь... Нагнись давай немножко... Так...
Николай Васильевич обхватил правой рукой бедра Валентины под задравшимся халатиком, левой с силой надавил на плечи.
– Ты не боись, детка. Сашка футбол смотрит, ему щас все похуй. А я быстренько, быстренько... Я это... к нотариусу завтра...
Валентина жалобно, тихо заплакала. Николай Васильевич надавил сильнее, и она уперлась локтями в столешницу. Через мгновение подол халата лежал у нее на шее. Свекор быстро спустил ее трусики, завозился, приспуская свои спортивные штаны, терся животом о гладкие ягодицы снохи. Вытащил член, задвигал задом, пристраиваясь. Валентина тихонько скулила. Свекор крякнул, потянул ее на себя. Ударил животом... помедлил... ударил еще...
Валентина ненавидела себя. Она стояла перед Сашкиным отцом, как когда-то Светка. В кухне раздались непристойные чмокающие звуки. Николай Васильевич напряженно и быстро пыхтел. Из комнаты доносились звуки футбольной трансляции и бодрые выкрики Сашки. Свекор остановился, поддел застежку на лифчике снохи, дернул, смял груди, провел по животу, полез между ног, гладил ягодицы. Крепко ухватил Валентину за талию, снова задвигал задом.
– Валь! – раздался Сашкин голос – Пива принесешь?
Валентина подняла голову, перевела дыхание.
– Погоди! Сейчас некогда. Принесу...
Николай Васильевич замедлил темп, ухватил сноху за ягодицы. Член его почти полностью выходил наружу, и с мокрым шелестом входил обратно.
– Сейчас, Валюша, сейчас! Проебусь только... Сашка... Блядь... Сейчас...
Валентина опустила руки, легла грудью на столешницу. Потянулась за спину, поймала свекра за член, дотянулась до мошонки. Николай Васильевич почти полностью лег на Валентину, наслаждаясь ласками снохи. Ладонь снохи осторожно перетирала его яйца в промежности. Свекор заохал, задвигался медленнее. Незаметно, Валентина отодвигалась от него. Теперь член полностью выходил из ее половых губ, и смачно чмокая головкой, погружался в них обратно. Валентина выдернула из себя член, и, не выпуская его, быстро обернулась. Глядя в стеклянные глаза свекра, она несколькими движениями рук довела его до оргазма. Николай Васильевич глухо и протяжно застонал. По члену побежали мощные струи желтой спермы в такт быстрым движениям женских пальцев. Валентина отскочила, а Николай Васильевич оперся о стол, тяжело переводя дух.
Валентина подтянула трусики, быстро смыла с руки сперму под краном и, хлопнув дверцей холодильника, побежала с пивом к Сашке.

***
На следующий день вечером Николай Васильевич опять появился в дверях на кухне. Чемпионат мира по футболу также продолжался. Валентина демонстративно достала из подставки здоровенный нож и настороженно смотрела на свекра.
– Да ты не боись! Не боись, тебе говорю... Все оформлено. На Сашку. Вот бумаги.
Николай Васильевич показал прозрачную папку с бумагами и подошел к Валентине.
– Бумаги я тебе дам. Но сначала ты мне дашь, понятно? Чего смотришь? Непонятно чтоль, говорю? Понятно? Ну вот!
Николай Васильевич пристально посмотрел в глаза Валентине.
– Только вот что. На этот раз все по-другому будет. Возьмешь на неделе отгул, придешь домой. Платье свадебное наденешь. Ну, все как на свадьбе! Прическу сделай, все дела. И в каморку к дяде Коле. И все, что дядя Коля захочет, делать будешь. А после, бумаги все ваши будут. Ордера, завещания. Ну что, договорились?
Валентина оторопело посмотрела в жесткие глаза свекра. Опустила голову. Кивнула.
В этот день Валентина, стоя в своей комнате перед трельяжем, одевалась в свадебный наряд. Поначалу он не собиралась во всех деталях воспроизводить его, но постепенно увлеклась, и готовилась тщательно, как тогда, в первый раз, два года назад. Наконец, она надела белые воздушные перчатки, поправила шляпку с прозрачной вуалью, и не чувствуя под собой ног, постучалась в дверь к свекру.
Николай Васильевич открыл дверь и отступил назад. Валентина закрыла дверь и опустила глаза, не зная куда деть руки.
Николай Васильевич побледнел, потом покраснел.
– Красавица, Валюша... Какая же ты красавица! Выходи за меня. Сашку выгоним. Все твое будет!
Валентина закусила губу и посмотрела в сторону.
– Куда ты смотришь! Ты на меня смотри... Сюда смотри, я говорю!
Николай Васильевич, не спуская глаз с Валентины, принялся раздеваться. Полностью голый, подошел к Валентине, положил ей руки на плечи, сказал "Горько!" и принялся целовать ее в губы.
– Заебу я тебя, Валюша, на этот раз. Заебу и сам сдохну!
Постоял, полюбовался ее лицом. Потом нажал на плечи.
– На колени вставай, красавица.
Валентина опустилась перед волосатыми ногами свекра. Прямо перед ее лицом, толчками поднимался здоровенный бугристый член. Крайняя плоть снизу слегка отвисала в виде клюва, приоткрывая бордово-сизую головку.
– Смотри, как капает!
Член придвинулся ближе, оставляя на белой вуальке прозрачные капли. Член придвинулся еще ближе, и лег ей на лоб.
– Целуй! Яйца сначала...
Валентина долго целовала напряженную мужскую плоть, подчиняясь командам свекра.
– Кончик! Теперь самый кончик! Кожицу пососи! Пососи! Ох! Уй, бля! Уй!
Руки снохи в белых, прозрачных по локоть перчатках, вновь овладели яйцами и членом свекра. Темно-красные перламутровые женские губы медленно надвинулись и обхватили головку члена у основания. Язычок принялся полизывать головку и шкурку на ней.
Николай Васильевич уже не мог говорить. Он стоял, запрокинув голову, спазматически стонал. Лицо у него побагровело. Он попытался что-то сказать, потом вскрикнул. Член вырвался изо рта Валентины и выпустил длинную струю спермы ей в лицо. Николай Васильевич внезапно всей своей массой повалился на спину и задергался. Сперма продолжала хлестать из него.
Валентина, стоя на коленях, ошарашенно смотрела на свекра, машинально размазывая слизь по щеке. Николай Васильевич несколько раз дернулся и затих. Лицо у него сильно побледнело, один глаз открыт. Валентина побежала к телефону, вызвала скорую. Бестолково металась по дому. Внезапно поняла, что необходимо все привести в порядок. Вытерла следы спермы на полу и на Николае Васильевиче. Отыскала трусы свекра и напялила их на него. В последний момент бросилась к себе в комнату, сбросила свадебное платье и шляпку с вуалью. Едва успела накинуть халатик, как в дверь громко позвонили.
Врач, молодой парень, как-то странно посмотрел на Валентину, усмехнулся. Исследовал тело Николая Васильевича. Сказал равнодушно: "Паралич".
– Отчего это? – пролепетала Валентина.
– "Отчего"! Вам лучше знать...
И только потом, посмотревшись в зеркало, увидела размазанную косметику пополам со спермой на лице. Ей стало стыдно и противно. В тумбочке у Николая Васильевича она нашла те самые бумаги. В бумагах все имущество Николай Васильевич поделил поровну между своими сыновьями. Валентина, закрывшись в ванной, плакала и ждала Сашку.


Категории: Снохачество
Прoкoммeнтировaть
Буравчики Лянa 09:10:01
Он любил называть себя пожилым, хотя ему было 45, без намёков на седину в жёстких, чёрных, коротко стриженных волосах. Как он сам это объяснял: «пожилой - значит поживший, повидавший». Ну, в этом отношении, он себе не врал.
Пришедший из армии в самом начале девяностых, он занялся предпринимательство­м. Думаю, не надо объяснять, что такое бизнес в конце прошлого века в России? Несколько обыдлевшему после трёх лет на флоте сыну местного партийного деятеля даже не пришлось перестраиваться. И к сорока характер этого человека можно было назвать тяжёлым, хоть и не настолько - за всё сделанное он не сидел.
И вот уже сейчас, когда Борис присутствовал на свадьбе сына, зашевелилось нечто, основательно похороненное за ненадобностью. Зависть и злоба за то что упустил, пусть даже самому упущенное может и совсем не нужно - главное взять.
Он сморгнул и снова засмотрелся на «брачующихся». А там было на что, вернее, кого посмотреть.
***
Ольга неуютно повела плечами. Снова это ощущение. Её всю сзади буравил чей-то взгляд. Впрочем, несложно догадаться чёй.
- Ты чего? - взглядом спросил её жених, Павел.
С улыбкой покачав головой, невеста снова посмотрела прямо вперёд. Фата уже не скрывала ни лица, ни уложенных, волнистых волос чернее дёгтя, которые будучи распущенными опускались ниже лопаток. Рост в сто семьдесят девять сантиметров позволял идти на каблуках, а не на цокающих, раздражающих шпильках. Радужка, по цвету сливавшаяся со зрачком, придавала взгляду странное выражение - глядя прямо в глаза появлялось ощущение будто не за что зацепиться. Ольга знала эту особенность своих глаз и была удивлена, увидев у своего начальника (а сейчас уже свёкра) такие же. Только те буравили тебя насквозь, доставая до души.
А, вот уже и машина.
***
Медовый месяц кончился. Молодые вернулись домой.
Их дом в пяти километрах от города ещё достраивался, но Ольга, любившая природу, подолгу гостила у свёкра, он жил там постоянно и сравнительно близко. Борис, кажется, только после развода с женой и ухода сына по-настоящему обжился за городом. Не то, чтобы дом был мал, но бывают такие люди - умудряются заполнять собой всё пространство.
Трахаясь со своей новой любовницей, он вдруг понял, что прежняя острота ощущений исчезла. Неожиданно и непривычно было копаться в себе, но вскоре нашлась аналогия. Подобно тому, как прожженные игроки, которым уже не хватает адреналина, сколь бы ни была высока ставка, начинают играть на людей и их судьбы, так и он захотел повысить градус. Как кстати стал отлучаться сын, вступая в партию (понятно, какую) для устранения многочисленных препонов и создания своего дела. Как нельзя кстати хорошенькая невестка зачастила на природу...
Сначала он возвращался к невестке мыслями. Тогда то и разглядел в ней прежде не замеченные жесткость, властность, хватку, упорство. За счёт чего и прошла по головам к самой вершине - она ведь управляет одним из его дел. Там-то его сын, Павел, и встретил её. Борис старался не спать с теми, с кем работал или был достаточно близок, вроде секретарей - странно, но это тоже привычка из девяностых. Но сейчас...
Потом, зачастил в светлый зал, в котором та любила работать.
***
Нет, вряд ли есть родство души. Но чем больше Ольга узнавала свёкра, тем сильнее в этом сомневалась. Он часто рассказывал случаи из жизни: разборки, потом попилы и откаты; она - о кинутых конкурентах, махинациях. В стране, где коррупция - это государствообразующ­ее явление, в этом нет ничего удивительного. Они узнавали друг друга не как начальник и подчинённый, но как люди родственные по духу - властному, жестокому, злому.
- Всё сидишь?
- Я только что с улицы - она обернулась и Борис увидел её покрасневшие щёки.
- Ага? В эту сырость и слякоть?
- А что?
- Не замёрзла?
- Вообще-то да.
- Тогда подожди здесь, я сейчас.
Он ушёл и Ольга поймала себя на мысли, что думает о его теле. Чаще видя свёкра в домашней одежде она по-новому взглянула на него. С годами люди любо стремятся к полноте, либо ровно наоборот, словно ужимаются. Борис был из второй категории - годы словно убрали всё лишнее, наносное. Сухой, жилистый, он казался от этого ещё выше.
О стол брякнули бутылка и два бокала. Коньяк.
- Хорошо!
***
После часа распития этого благородного напитка, со средней скоростью пятьдесят грамм в десять минут, Ольгу сморило.
- Мне надо ехать, но теперь... я засну за рулём.
- Ночуй здесь. Найду что постелить.
- Может, всё же отвезёте?
- Скорее сам усну.
- Вы же выпили всего грамм триста?
- Да, но последний раз я пил месяц назад и вино, а не коньяк.
Она легла в кровать, оставшуюся ещё с тех времён, когда Борис с женой спали отдельно. Заснули они сразу же.
***
Ночью дождь разошёлся. Наверное, он и порывы ветра разбудили Бориса, обычно отходящего ко сну позже, чем в этот раз. Встав, свёкр вспомнил о невестке. Как нельзя лучше...
Разбросанные по подушке волосы. Одеяло, заманчиво скрывающее изгибы роскошного тела. Он прилёг к ней сзади, касаясь спины, плеча жёсткими пальцами. Отведя волосы, даже не поцеловал, но как-то сжал губами шею. Охватывая грудь, освобождая от бюстгальтера, растирая соски костяшками.
- Удивлена, что только сейчас.
- Почему? - Борис был удивлён её совсем не сонным голосом, но виду не подал. Мышцы лица были привычно скупы на движения.
- Вы же могли это сделать ещё когда я только начала у вас работать.
- Не люблю так. Отвлекает от дел - он развернул к себе её лицо - но я смотрю тебя это не смущает.
- Скажем так: последние недели кое-что изменили. Теперь я не прочь попробовать.
- Интересно...
Твёрдые губы мяли её тело, он почти не касался языком. Целуя губы, шею, грудь он опустился к животу, и щекотя его щетиной он добился дрожи молодого тела. Лаская внутреннюю сторону бёдер, свёкр освободил её от последней детали белья и добрался до срамных губ. Его язык прошёлся по ним и добрался до клитора, слегка всосав его.
«Где он только этого набрался?!» трепетала невестка, сжимая грудь. И самое странное - у его сына не делал ничего подобного! Толстой язык свёкра, казалось, был повсюду: клитор, половые губы, внутри самой киски. Потом она начала кончать - беззвучно крича от удивительных ощущений, сжимая соски. Он поднялся и Ольга долго целовала, засасывая его уставший язык, прижимаясь к старому, жёсткому телу своим, нежным и мягким.
Полностью раздев его, невестка, будучи на коленях, удивлённо посмотрела вверх. Член с фиолетовым, размера большой сливы, «набалдашником», покачивался вверх-вниз. Она обхватила его двумя руками и приблизила к губам. Лизала, сосала и заглатывала глядя в его глаза-буравчики. Толстые вены члена казалось пульсировали, когда губы или язык проходили по ним. Они распалялись всё больше. Ольга чувствовала, как яйца свёкра напряглись. Она остановилась и улыбнулась ему.
- Не сейчас. Кончи в меня.
- Не волнуйся. С тобой я кончу раза два или три - он широко ухмыльнулся - ты невероятная женщина.
Борис подтолкнул её голову к члену и невестка вновь охватила губами его головку. Раз за разом заглатывая всё глубже она ласкала мошонку. Он уже близок к оргазму. Схватив за бёдра, Ольга потянула их на себя и почувствовала мощный всплеск в задней части горла. Невестка глотала так быстро, как могла, но много спермы пролилось на её подбородок и грудь.
Свёкр потянул её к себе.
- Как ты хочешь взять меня? - спросила она несколько покорно.
- Будет лучше, если ты останешься сверху.
- Почему?...
Он нагнулся и жадно схватил грудь ртом, а потом поцеловал в губы:
- Так тебе будет легче принять его в себя.
Невестка вновь посмотрела на твердеющий аппарат свёкра и толкнула его на спину:
- Очень любезно с твоей стороны.
- Ты первый раз обратилась ко мне на «ты»...
- Что-то не так?
- Просто заметил.
Она оседлала его талию и медленно опускалась. Грудь опустилась к его лицу. Борис, проведя рукой по её бедру, направил член во влагалище. Проведя по внешним губам, он надавил глубже. Ольга думала, что упадёт в обморок - никакого сравнения с её мужем! Опёршись руками на его грудь, она почувствовала, как в неё вошло ещё немного больше.
- Сколько во мне?
- Какая разница?
- Просто интересно.
- Вошла головка и ещё чуть-чуть.
- Всего?! А я-то думала!
Они вместе рассмеялись.
Свёкр взял невестку за бёдра и опустил ещё ниже. Она поняла, что кончает, а отец мужа продолжал движение. Ольга тряслась и содрогалась и он спокойно сосал её соски с лёгкой усмешкой.
- Молодец. Ну как?
- Фантасти... о чёрт! - она хмыкнула и упала ему на грудь - этот оргазм был гораздо сильнее, чем первый.
Он толкнул глубже и невестка вновь кончила. Глаза заслезились от удовольствия, когда она начала раскачиваться на его члене. Киска растягивалась, приспосабливаясь к толщине нового прибора. Чувствовалось покалывание каждого нерва. Мышцы внутренней стороны бёдер дрожали, при каждом движении она вздыхала, принимая в себя глубже и глубже. Невестка смотрела в эти глаза-буравчики, сотрясаясь от каждого оргазма, проходящего через неё, а свёкр просто улыбнулся, тиская её грудь.
Ольга хотела больше, но опасалась зайти слишком глубоко. Взглянув вниз, она увидела, что есть к чему стремиться. Ну что ж, этого пока достаточно. Она была уставшей и измотанной: сейчас она кончила больше раз, чем за неделю раньше.
Он хмурился, сдерживаясь. Дыхание стало резким. Амплитуда возрастала и Ольга теряла контроль, всё её естество сосредоточилось там, внизу, дико насаживаясь на член. Невестка толкнула его ещё глубже - это было всё равно, что снова потерять девственность. Она сама не поняла как не упала ничком.
- Смотри мне в глаза! Прямо, не закрывай!
Его буравчики вонзились и не отпускали. Смотреть в них был и жутко, и сладостно...
С каждым выстрелом спермы глубоко во влагалище по ней будто расходились удары тока. Лоно доило его медленно опадающий член. Она опустилась к нему и только тогда закрыла режущие глаза.
- Ты первая, кто не отвела взгляд - ответил он на не заданный вопрос, запуская руки и лицо в её волосы.
Покрывая поцелуями его грудь, невестка опустилась и стала слизывать сперму с каждого сантиметра его невероятного члена.
- А делал ли кто-нибудь это так, как я? - спросила она, играя с его шарами.
Он встал. Его член был уже твёрд и непристойно качнулся между ног. Сграбастав её бедра, свёкр раздвинул ягодицы и толкнул фиолетовую головку во влагалище. Будучи уже глубоко в ней, он коснулся шейки матки и невестка кончила снова.
- А он так делает? - прохрипел он.
- НЕТ - стонала Ольга.
Свёкр вошёл глубже:
- А так?
- НЕТ - ахнула невестка.
Он начал «долбить» и оргазмы стали приходить как звон колокольчика. Она теряла сознание, была на грани, когда отец мужа всё сильнее сношал её, как никто другой раньше. Протянув руку, он больно сжал качающуюся грудь. Теперь она вся принадлежала ему, крича, умоляя, с каждым толчком, с каждым оргазмом, разрывавшим её. Ощущать, что тебя, юную, молодую невестку так уверенно сношает жестокий, холодный, чёрствый свёкр... ни с чем не сравнимо.
- Я лучше, чем он? - его голос, резкий и грубый.
- Да...
- Что?!
- ДА - визгнула невестка
- Ты сделаешь всё для меня!?
- ДА - она плыла
- Ты будешь моей?!
- Я замужем...
- Ты же хочешь этого!
- Всё, что пожелаешь... - Ольга кончила и пришла в себя только утром.
Через неделю, когда муж снова отлучился, она сама пришла к нему.
***
- Почему ты вообще вышла замуж?
- Теперь понимаю, что скорее из-за денег и... жалости.
- Да? Свою жену мне тоже было жаль - этакая серая мышка.
- Никогда бы не подумала.
- Ну, и характером он в мать пошёл... такой же размазня. Разве может он так?!
- Аххх... сладко
- Будучи в тебе, я решил что отберу у этого идиота всё: тебя, будущее... Не могу оставить это так... Ради твоего тела...
- Это будет несложно, обещаю. И разделаться с ним и... - она приблизилась к самому его уху - родить тебе детей, достойных нас: жестоких, честолюбивых, черноволосых.
- Что ты со мной делаешь...
***
Потом, как и было запланировано, Павел приехал в загородный дом своего отца и увидел их там. В доме буквально пахло сексом. Глядя на них, с вопросом на лице, он всё ещё не хотел верить.
Борис грязно ухмыльнулся:
- Теперь всё твоё - моё, понял Павел?! И даже жены у тебя теперь нет.
- Можешь выметаться отсюда - играя с членом свёкра добавила Ольга.
- Как... но... ты же любила меня?
- Жалела я тебя, пригрела, но всё это не то - ответила она, демонстративно оттопырив щёку взятой в рот головкой старика.
- Я вас достану, я... !
- Я тебя уже уничтожил. Все куплены, а документы подделаны. Ну а партии не до всякой мелочёвки.
Павел спился и влачит своё жалкое существование где-то на вокзале. Мимо него проезжает дорогой автомобиль, в котором, зло улыбаясь смотрит на Павла бывшая его жена, поглаживая рукой с обручальным кольцом большой круглый живот, полный потомством его отца, детей со злыми глазами-буравчиками­. Она возбуждается каждый раз, когда думает об этом..

Категории: Снохачество, Беременность
Прoкoммeнтировaть
 


Возбуждающее чтиво

читай на форуме:
Лоторея № 32
дышать трудно :-[
пройди тесты:
Дневник Мечтательницы-часть 9
yyy
читай в дневниках:
`|89
`|90
`|91

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх